21.05.2019 | Некоммерческий хип-хоп





Мама Стифлера

A¥WA
Она же Мама Стифлера. 22-летняя жительница Казани Айша Лагеева стала известной благодаря диссу на певицу Татарку, в котором она лихо рэповала на татарском (в клипе тверкающих танцовщиц обливали «Бугульмой»). После этого девушка стала одной из участниц новой баттл-лиги Punch Club Fidelio, созданной бывшим судьей Versus Габонской Гадюкой; пока она выиграла один баттл и проиграла два. К лету 2018 года Айша планирует выпустить мини-альбом.

С четырех лет я училась в школе при консерватории, затем — в музыкальном училище, а последние два года учусь в консерватории на теоретико-композиторском. У меня повышенная [стипендия] за хорошую учебу, иногда перепадает президентская или министерская премия за участие в конкурсах. Могу раз в год съездить на море или потриповать по рандомным городам России с друзьями. Розовые эйрмаксы могу купить за 13 тысяч, и ни у одной сучки в городе таких не будет, потому что они в единственном экземпляре. Еще рефераты и курсовые по теории музыки на заказ пишу. Мне нравится облегчать людям жизнь за их же деньги, тем более я люблю писать по ночам под музыку в наушниках. Мне кажется, в такие моменты я живу. Еще я получаю деньги за баттлы. Это обычная сумма, которую платят всем участникам, — но это такие деньги, что родители, когда узнали, были немножко в шоке, отпустили меня этим заниматься, а теперь даже смотрят мои баттлы и относятся к ним лояльно.

У меня есть план, при котором я вообще не буду работать. После консерватории я поступлю в аспирантуру в Питер. Потом защищу кандидатскую, уже выбираю тему. Напишу на ее основе какой-нибудь учебник и буду везде им хвалиться, и все будут на него ссылаться, потому что он будет классный. После защиты можно будет на второе высшее идти. Параллельно выйду замуж, рожу и буду что-нибудь делать на кафедре, может, еще вести твиттер. Ну а потом на пенсию. Классно быть интеллигенцией.

Мне было лет восемь, когда я заняла третье место в городском конкурсе рисунков и получила mp3-плеер. Я начала слушать музыку постоянно: во время еды, сна, учебы. Единственным траблом были ежедневные занятия по фортепиано, но когда я заканчивала, тут же затыкала ушные отверстия. Первое время слушала то, что все передавали по блютусу друг другу, стандартный набор — ну, все понимают, о чем я. Затем брат где-то откопал флешку с дискографией Фифти Сента, и понеслась. Года через два в класс пришла новенькая, которая была старше всех и слушала классную, как мне казалось, музыку. Наши сверстники слушали «Ранеток» всяких, Tokio Hotel, «Стигмату» — всю эту срань для дебилов. Со мной учились дети, которые целыми днями занимались специальностью, ходили в оперный театр с родителями, презирали попсу, смотрели канал «Культура», а из рэпа знали только Децла. И тут меня кидают в мир русского рэпа: Драго, ST, Гидропонка, Злой Дух, Баста, Димаста, парни с Урала, [лейбл] «ЦАО». Вспомню — аж слезы наворачиваются. Родители были в ужасе.

После выхода трека «Алтын» бомбило у всего Татарстана, но никто ничего не предпринимал. И я подумала: кто, если не я? Я написала текст на татарском, чтобы показать Ире, как нужно читать, если замахнулась на язык, носителем которого ты не являешься. Это то же самое, если я на серьезных щах выпущу на Западе песню на английском языке, но с обрусевшим акцентом. Нормально вообще? «Бугульма» и очпочмаки там для антуража; типа — привет из Татарстана, сучка.

Я понимаю, рэп пришел с Запада, стыдно такое не знать и вообще это дилетантство, но душа не лежит у меня к неграм. Ничего не могу с собой поделать, простите. Зато я знаю досконально весь испанский фольклор и музыку басков! И все 15 опер Римского-Корсакова наизусть. Не надо говорить, что я недалекая, темная женщина.

Моя рэп-тусовка — это пьяные школьники лет тринадцати, которых я провожаю до метро после концертов русских рэперов. Обычно я единственная совершеннолетняя там, а мероприятия часто заканчиваются во время комендантского часа. Бедных школьников могут упечь в ментовку, а они ведь ни в чем не виноваты, они просто любят русский рэп. Вообще я просто сижу у себя в Казани, учусь в консерватории, гуляю с собакой и раз в два месяца хожу в «Джембар» пить «Бугульму» с энергетиками и танцевать под местных диджеев. Когда мне становится скучно, я сдаю все свое золото в ломбард и привожу какого-нибудь русского рэпера, у которого идет тур. Потом мы упиваемся той же «Бугульмой» на съемной хате, спим до обеда и ходим по казанским достопримечательностям. Это считается рэп-тусовкой? Если да, то сексизма я там не замечала.

Девушкам в России есть чем заняться. Можно стать инстаграм-моделью, содержанкой, вебкам-моделью, репетитором, «яжематерью», феминисткой, блогером. Для рэпа нужно напрягаться, стараться, что-то собой представлять как личность. Из русских исполнительниц мне нравится только Наташа Скотт. Ее нужно причислить к лику святых. Весть о конце ее карьеры стала для меня ударом, но я восприняла это как должное. Наша цивилизация просто не заслуживает ее музыки. Забавная девчушка Devika Shawty просто украла мое сердечко своим треком «Ветер». Остальные девчонки либо ленивые, либо бесталанные, либо уродливые, либо приятные внешне, но проплаченные и фальшивые. В любом случае и тем, и тем нужно работать. Ниша еще не занята, можно спокойно входить в рэп-игру. Мне тоже места хватит.


Комментарии к записи Мама Стифлера отключены

Комментирование закрыто.