16.01.2019 | Некоммерческий хип-хоп





Проект Увечье: “Пох*й на чью-то реакцию”

Идеолог Проекта Увечье - откровенно о себе и о настоящем

Андрей Михеев (www.keepitreal.ru) не в первый раз делает интересные интервью с нетривиальными исполнителями русской рэп музыки. Вот что он говорит в этот раз относительно беседы с идеологом Проекта Увечье:

Брать интервью у хороших знакомых очень сложно. Вы ведь неплохо знаете друг друга, немало общаетесь и по сети, и лично - в общем, ты уже и так более-менее в курсе всех новостей собеседника. Но, включая диктофон, приходится «отключать» собственную осведомленность и усердно делать вид, что ответы для тебя непредсказуемы и неожиданны. Короче говоря, неловкая ситуация.

И все-таки г-н Михеев не мог упустить возможность сделать едва ли не первое большое интервью с Луперкалем, создателем Проекта Увечье.
- Для начала все-таки расскажи более-менее официальную версию появления Проекта Увечье.

- Все началось в конце 90-х, когда одноклассник дал мне послушать кассету с каким-то рэп-сборником. Потом были первые попытки самому что-то сделать в этом жанре, участие в малоизвестных группах, поездки на мутные фестивали и прочие стандартные атрибуты, присущие практически всем, кто слушал рэп в первой половине нулевых. Дальше была армия и двухлетний перерыв. После дембеля я уже практически перестал заниматься рэпом: иногда лишь помогал своим друзьям, группе "Огни", изредка записывал с ними совместки. А где-то в году 2009-ом другие мои хорошие знакомые, околофутбольщики, дали послушать альбом Бухенвальд Флавы "Мой друг - Гитлер", стебовый такой проект, эпатаж в духе Кровостока. Я подумал, что это необычно, но ребята явно не слушают рэп, им пофиг. И пришла в голову идея, что мне тоже есть, что сказать по этим темам, только сделать это хотелось более приближенно к реалиям современного рэпа – рифмы там, скиллз, флоу и прочий рэпперский бестиарий. Записал несколько треков, по интернету познакомился с разными ребятами, с Флавой той же… Так появилась концепция альбома: например, при выборе гостей меня не сильно волновало, насколько технично они читают; главное – чтобы были более-менее близки по идеям.

- А как же "приближенность к реалиям современного рэпа"? Несоответствие получается…

- Да я бы просто не нашел людей, которые одновременно и техничны с точки зрения рэпа, и подходят с точки зрения выдвигаемых идей.

- Так, вот теперь самый важный вопрос: откуда в тебе появилась эта идеология? Не будем, наверное, скрывать, что мы знакомы лет 5-6 - и, по большому счету, раньше я у тебя не замечал подобного.

- Ну наверное, потому что у меня свастики на костяшках пальцев не набиты и я каждому знакомому не затираю о многострадальной судьбе русского народа и этнобандитизме. Но жизненный опыт какой-никакой накоплен, мнение по некоторым наболевшим вопросам сформировал и на "Тяжких телесных" его высказал. Это же концептуальный проект, таков концепт альбома.

- Так все-таки: Проект Увечье – мы сейчас говорим о первом альбоме – это концептуальный арт-проект…

- Да.

- …или это твое искреннее высказывание на острые социальные темы?

- Не понимаю, почему ты противопоставляешь эти два понятия. Концептуальный арт-проект не может быть искренним? Я не говорю за гостевые куплеты, потому что там собрались ребята разные, многие довольно радикально прошлись, но я не излагаю там чего-то особо жесткого, с чем не согласился бы среднестатистический русский житель России. Знаешь, дяди в тельняшках, которые на день ВДВ громят рынки с криками «Хачи заебали!», выходит гораздо радикальнее, чем я. Но им никто обвинения в нацизме/фашизме почему-то не выдвигает. Лозунг "Россия - для русских" поддерживает 60 процентов жителей России, так что я этом плане вообще не исключение, а скорее правило.

- Откуда появилась идея полной анонимности?

- Сам знаешь, я никогда не был любителем публичности: у меня же не было ни одной, допустим, личной страницы ВКонтакте с именем, фамилией, фотографиями, одноклассниками, местами работы и т.д. В конце концов, для общения с друзьями социальные сети мне не нужны.

А в околофутбольной субкультуре замазывать лицо на фотографиях – это своеобразная традиция. И когда мы начали записывать Проект Увечье, это получилось органично и невольно сыграло мне на руку, подогрев интерес. Я бы мог с самого начала выложить свои фото и данные, всем было бы по барабану. Но стоило их скрыть, как сразу нашлись энтузиасты готовые копаться, разыскивать и сопоставлять. Запретный плод сладок, хули...

- Насколько ты серьезно заботился, чтобы сохранять эту анонимность?

- Не сильно, на самом деле. Понимаешь, я привык к тому, что меня всегда слушали 100-200 человек, и я совершенно не ожидал, что Проект Увечье настолько выйдет за эти пределы, что кто-то начнет интересоваться, кто я, что-то раскапывать и т.д. Поэтому и не запаривался.

- Как сейчас обстоят дела со статусом твоей анонимности?

- В подвешенном состоянии. Моя позиция – no comments, я не подтверждаю и не опровергаю какие-то слухи. Это все абсолютно не важно. Моя личная жизнь – это моя личная жизнь. Никого не должно интересовать, где я живу, что ем, с кем сплю. Как говорит негритянский (смеется) исполнитель MF Doom, маска означает, что главное в рифмах, остальное не важно. Качайте на халяву песни, слушайте их, что вам еще от меня надо? Какая разница, кто я и что я?

Некоторых почему-то очень бесит, что я продолжаю скрывать лицо. "Почему он замазывает щи, если в интернете можно найти фото?". Наверняка и в комментах к этому интервью подобное будет…

-  Ты упомянул, что не ожидал такой популярности Проекта Увечье, правильно?

- Абсолютно! Я думал, что запишу один альбом, получу сто лайков и пятьдесят комментов в духе "Молодец, чувак, за Русь!" - и всё…

- Но ты же не мог не понимать, что это достаточно провокационная тема, которая именно на момент выхода "Тяжких телесных" была очень популярна в обществе.

- Она и сейчас популярна - пожалуй, даже больше, чем тогда. Но я же не одинок в этом жанре, там есть еще исполнители, которые так же неизвестны. И я не думал, что как-то выделюсь…

- Как относишься вообще к white rap? Не знаю, как правильно назвать этот "жанр", но ты понял меня…

- Не слушаю. Я и русский-то рэп не слушаю, куда мне white rap слушать? (смеется) Не вижу смысла слушать, потому что в подавляющем большинстве случаев это топтание на месте, переливание из пустого в порожнее. Одни и те же темы циркулируют по кругу: русских людей обижают, ЗОЖ…  Плюс с технической точки зрения, в основном, это все очень плохо, потому что люди пришли не из рэпа, а с трибун, и им плевать на этот аспект – а я не могу такое слушать.

- Зато с точки зрения идеологии у них, наверное, все более правильно, чем у тебя.

- Более радикально. Более строго.

- Ну да.

- А кто сказал, что более радикально – это более правильно?

- Никто. К слову, твой второй альбом "Охлократия" уже гораздо менее радикальный. Он, вообще, сильно отличается от "Тяжких телесных" - как раз с точки зрения идеологии.

- Я бы не сказал, что идеология там другая. Мне вообще не нравится слово «идеология» применительно к моим альбомам. Личное мнение, имхо - еще куда ни шло...

- Как ни назови, но на "Охлократии" уже другой набор тем.

- Конечно. Первый диск – это концепт. Я уже высказался на эти темы и топтаться на месте не хочу. Не понимаю, зачем надо делать альбомы-близнецы, которые похожи друг на друга как две капли воды. Плюс мне все-таки не очень понравился тот флёр, который появился после первого альбома…

- Почему, кстати?

- Да потому что я, например, не являюсь поклонником Адольфа Гитлера. Паутин на локтях не набил. Не поклоняюсь Перуну. К околофутболу отношения не имею, и зиг кинул не больше, чем известный рэп-артист Алексей Долматов. У нас как-то очень быстро вешают клеймо – мол, все, вы фашисты, деды воевали… Я уж не вдаюсь в то, что у абсолютного большинства людей в голове дикая каша из терминов и каждый что-то свое под ними понимает.

Но, по большому счету, мне похуй, конечно же. Я раньше пытался объяснять, а потом понял, что это бесполезно, и забил на недалеких. Фашисты – так фашисты, окей.

- Стоп. Изначально ты решил поэкспериментировать на этом поле, а потом…

- Я не решил экспериментировать, я решил высказаться.

- Но "Тяжкие Телесные", что бы мы сейчас ни говорили, это же white rap, правильно?

- Ну да, я же белый. Какой еще рэп это может быть? (смеется)

- Не переводи все в шутку, ты понимаешь, что я имею в виду под этим понятием…

- Национализм.

- Да. Повторим еще раз: и после этого первого альбома ты захотел, чтобы тебя уже не ассоциировали с…

- Нет, я просто высказался уже по большинству тем, которые перекликаются с этим самым национализмом.

- И еще тебе не понравилась реакция…

- Опять же, по-большому счету похуй на чью-то реакцию. Но если вдаваться в подробности, меня не радует то, что меня причислили сразу к людям, которые режут таджиков на улицах. Мне вообще бы не хотелось, чтобы меня позиционировали сугубо как «рэппера-националиста» (привет журналу "Афиша") или еще каким-то подобным образом. Все эти ярлыки слишком однобоки и абсолютно не полностью меня характеризуют как исполнителя. Но кроме этого, я почувствовал, что если я запишу еще один такой альбом, это будет повторение пройденного. Мне было бы неинтересно записывать еще один такой же диск. На самом деле, хочется писать разные песни. Поэтому “Охлократия” не похожа на “Тяжкие телесные”, а EP с Вадярой будет не похож на “Охлократию”.

- Как восприняла все эти изменения аудитория?

- Понимаешь, там забавная история получилась. Как раз перед вторым альбомом вышла "Ultima Thule" - и у меня резко увеличилось количество слушателей. Произошло столкновение, гм, старой и новой школы… Тем, кто пришел из-за фита с Мироном, больше понравился второй альбом – они менее радикальные и больше заморочены по технике. А старой аудитории – меньше, «уже не торт», мол…

- А как ты, кстати, пришел к идее записать фит с Мироном? От автора "Тяжких телесных" аудитория не ждала совместной работы с евреем.

- Не ждала. Но, когда возник вопрос, писать или не писать этот трек, для себя я не увидел причин не делать этого. Пожалуй, я считаю его лучшим русским… русскоязычным (смеется) МС. Я понимал, что начнутся охи-ахи, но решил, что это не проблема. У меня было одно условие – чтобы мы не пропагандировали в этом треке никакой хуйни. А национальность Мирона мне неинтересна. Вот, кстати, странно, почему не возникает вопросов про песню с Артуром Скоттом? (смеется)

- Потому что Арчи уже давно неактуален…

- Ну да. Его акапелла, кстати, лежала с 2007 года, и только спустя 5 лет я решил на "Охлократию" вставить этот трек.

- Как у тебя сейчас отношения с, назовем ее так, нс-рэп-тусовкой?

- Никогда никаких особо отношений не было.

- А фиты на первом альбоме?

- Кроме, х-ха, Данилы Градова, все эти песни писались по интернету. Я малознаком с этими людьми и все общение сводилось к переписке ВКонтакте. Меня приглашали на концерты – но я отказывался. В конце концов, я не национал-социалист.

- Это пойдет в заголовок интервью.

- Да меня вообще не устраивает ни одна из существующих политических систем. Везде есть аспекты, которые мне не нравятся. Да и считаю, что в политике я недостаточно разбираюсь, не вижу полной картины мира, чтобы судить серьезно.

- И какие аспекты в национал-социализме тебе не нравятся?

- Ой, это долгая тема... Но давай не будем о политике, а? Я что, говорил, что я национал-социалист?

- "Лучше нс, чем жить по шариату".

- Я не фанат гречневой каши, но лучше буду есть гречневую кашу, чем квашенную капусту.

- Ну опять же… Я понимаю тебя, но в треке это звучит вполне определенно…

- Я могу отвечать за свои слова, но не могу отвечать за то, как вы их интерпретируете…

[Решив не говорить о политике, мы, естественно, поговорили о политике.]

- Ладно-ладно, давай вернемся к интервью. У Проекта Увечье не было ни одного концерта. Будут в перспективе?

- Сложный вопрос. Я не хочу выступать перед пустым залом, вгоняя организаторов в минус, а себя в уныние, и пока не чувствую…

Вообще, подготовка к концертам – это очень тяжелый труд. Надо текста учить заново, а я их уже не помню… Я же писал с тем расчетом, что никогда не буду выступать с ними. И вот, представь, нужно теперь выучить полуторачасовую программу, причем свои тексты, отвратительные, которые ты терпеть не можешь. Найти бэк-вокалиста и диджея, долго репетировать, отрываться от работы, ехать…

- Зато это самый удобный способ монетизировать свое творчество.

- Да, но перед этим надо пожертвовать временем, деньгами, работой. Мне уже не 15 лет, чтобы было прикольно скататься куда-нибудь, рэп почитать с пацанами. Надо зарабатывать деньги. И смысл этим заниматься появится только тогда, когда я буду уверен, что народ придет и будет готов проголосовать рублем за своего любимого исполнителя (смеется). Но пока я не чувствую такой уверенности. Вот если бы мы завтра делали концерт в Москве – я совершенно не могу спрогнозировать, сколько бы человек пришло.

Вообще, тут недавно друг предложил сделать первое выступление Проекта на фестивале Rap Music. Подать заявку, пройти отбор и выступить. Поднять Владу посещаемость пациками в аирмаксах и получить респект от Мастера. Поржали, представляя ситуацию.

- Если уж заговорили о деньгах, насколько успешно идет продажа толстовок, футболок Проекта Увечье? И откуда вообще взялась идея - делать мерч практически неизвестной группы?

- Все началось с того, что я себе отпечатал пару футболок с логотипом Проекта и выложил фото. Стали писать люди, интересоваться, где можно подобное заказать. Но возиться с печатью, отправкой, денежными переводами у меня не было никакого желания. И как раз под руку подвернулся сайт, который все эти услуги предоставлял, и все, что от меня требовалось, - загрузить туда пару картинок. Я так и сделал и повесил ссылку в группе. Вот в принципе и все. Буквально на днях снял деньги, которые там копились год, добавил свои, купил микрофон. Видишь, заработал на рэпе – вложил в рэп, хасл (смеется). Ничего себе, всё – людям. Так что еще раз большое спасибо всем, кто покупал. Покупайте еще, нам много чего надо апгрейдить…

- Минутка рекламы завершена. Можно перейти к блоку «ваши творческие планы»: ты что-то говорил про третий альбом, помнится…

- Ты имеешь в виду тот, концептуальный? Я решил на следующую осень его отложить. А пока – в ноябре, скорее всего, выйдет ЕР с Вадярой Блюзом.

- Как возникла идея такого сотрудничества?

- Вадяру я довольно давно слушаю, мне нравится то, что он делает. Я познакомился с ним, в Москве пересеклись, пообщались, записали совместку. Потом еще одну. И появилась идея дописать еще несколько – и оформить как ЕР. Быстро, безболезненно и все довольны.

- Тебе не кажется, что у вас слишком уж серьезное несоответствие стилей?

- Наоборот, это хорошо. "Охлократию" же многие критиковали за то, что все однообразно: одинаковые минуса, один МС, одна подача – и много треков. Скучно же. А здесь и песен поменьше, и мы разные – должно слушаться интереснее.

- Так у вас же контраст еще и на, извини, идеологическом уровне, можно сказать. По крайней мере, атмосфера-то совершенно разная.

- У нас там нет треков ни про дудку, ни про алкоголь. Да и вообще, мне нравится то, что у нас получается. Нормально спелись.

- Слушай, а смотри, какая интересная вещь получается. 2010-2011 год, очень актуален всевозможный white rap – и на этой волне появляется Проект Увечье. 2011-2012 год, одним из наиболее востребованных артистов становится Oxxxymiron – у вас появляется трек "Ultima Thule", который, кстати, не имеет никакого отношения к тому, что ты делал раньше. Сейчас объективно Вадяра Блюз, как бы я ни относился к его творчеству, становится все более и более популярным…

- Я просто угадываю все тренды (громко смеется). Не знаю, почему так получается.

- Хип-хоп конъюнктурщик!

- Да нет, просто то, что мне нравится, потом начинает нравиться и другим.  А что касается моды… Мне же не интересен хип-хоп вообще. Я не верю во все эти "давайте купим билеты и продвинем культуру на фестивале", "давайте соберемся и поможем хип-хопу", "надо чтить Africa Bambaataa и Zulu Nation"… Я знаю всё это, рос на этом, но мне это уже давно неинтересно. Тем более, я не верю в единую хип-хоп культуру. Лично у меня нет ничего общего ни с би-боями, ни с граффитчиками... да и с рэпперами. Для меня рэп – это исключительно работа с тканью языка, то есть литературная форма, которую я просто использую в своих нуждах. Я бы не сказал, что мои песни – это хип-хоп.

Но, с другой стороны, хип-хоп – это же изначально социальный протест, бунт угнетенных против несправедливости, правильно? А теперь посмотри на современный хип-хоп: все обвешены цацками, тусуют в клубах либо по подъездам, весь их протест заключается лишь в употреблении запрещенных законом препаратов… Тогда получается, что я больше хип-хоп, чем они, как это ни смешно.

- Каковы вообще твои отношения с, гм, коллегами по цеху? Предлагал ли записать совместный трек кто-то из известных? С кем бы ты был не против посотрудничать?

- Предлагали неоднократно. Если бы не отказывался, то мог бы засветиться на паре более-менее громких альбомов, вышедших за последние полгода. Но мне, за редкими исключениями, не нравится русский рэп. Отношений нет никаких и желания их начинать нет. Не хочу ни с кем общаться, никому руки жать в этой уже сложившейся тусовочке. Удачи им, но я сам по себе. Практически со всеми, кто мне интересен, я и так уже посотрудничал.

- Про третий альбом сейчас что-нибудь расскажешь?

- К нему хочется подойти очень плотно, там определенная концепция, предстоит серьезная работа. Задумка интересная – смешно, но можно сказать, что такого в русском рэпе еще не было. Хотел к весне его доделать, но могу не успеть, так что не буду ставить конкретные сроки: скорее всего, осенью выйдет.

- Итак, первый альбом Проекта Увечье – национал-социалистический…

- С националистическим окрасом.

- Как скажешь. Второй альбом – социалка. Проект с Вадярой каким будет?

- Тоже социалка, но другого типа, чем на "Охлократии". Более бытовая что ли.

- А третий альбом Проекта Увечье?

- Не буду отвечать, потому что придется раскрывать концепцию. Услышите.

- Смотри, как за несколько лет все изменилось: начинал с мысли о том, что выпустишь один альбом и на этом эксперимент будет завершен, а сейчас есть уже три релиза, включая микстейп «Блумсдэй», и конкретные планы на год вперед. Долгоиграющая история получается…

- Ну да. Просто, когда понимаешь, что это кому-то надо, есть стимул продолжать работать. Я, конечно, рэп писал и когда меня сто человек слушало – но, понятно, подходил к этому менее ответственно. Если слушателя у тебя нет – зачем торопиться и запариваться, все равно ты никому не нужен. А если есть аудитория – появляется желание работать. Тем более, я пока могу уделять этому достаточное количество времени.

- Есть какая-нибудь конечная цель у всего этого?

- Цель не изменилась: получить удовольствие от процесса.

- А как же слушатели?

- Это просто дополнительный стимул продолжать этим заниматься. Можно сказать, что это источник дополнительной энергии. Извините за клише (смеется).

На этом интервью закончилось. А мы продолжили наш извечный спор об ответственности перед аудиторией. Диктофон остался включенным, и я решил опубликовать и эту часть разговора:

- Я не пью, не курю, не употребляю наркотики, но никому ничего не навязываю. Лейтмотив моего творчества - это не ЗОЖ, а саморазвитие вообще. Если человек чем-то упарывается у себя на кухне – пожалуйста, это его дело, мне похуй, честно говоря. Мне вообще до большинства людей похуй. Если вы думаете, что мне не похуй на вас, только потому, что вы выиграли в генетическую лотерею и родились русскими, вы ошибаетесь. Большинство людей – овощи, многие давно сгнили изнутри. Пусть упарываются, чем хотят, там уже ничем не помочь. Но совсем другое дело, когда это возводится в ранг идеологии, и многие исполнители уже вещают малолеткам, что, например, курить планчик – это круто. А на самом деле чаще всего это не круто. Я не пропагандирую ЗОЖ, но и пропаганда наркотиков мне совсем не нравится.

- Ты сам затронул эту тему… Итак, ответственность перед слушателем. Ведь точно такой же вопрос можно тебе задать: понятно, что ты сам не режешь, скажем так, представителей других национальностей…

- И не призываю.

- И не призываешь.

- Это 282я статья.

- Да, но при этом вполне можно допустить мысль, что тебя послушают малолетки и сделают неправильные выводы. У артистов падик-рэпа в конце концов тоже нет призывов и треков типа «Кури план, кури план!».

- Смотри, в детстве я любил слушать Wu-Tang Clan и, в частности, Method Man. Если бы Метод читал: «Наркотики - это говно, а вот турники и спортзал – это круто!», то большинство тех, кто его альбомами заслушивался, занимались бы спортом. И я бы сейчас уже был каким-нибудь КМС… Но поскольку Метод исповедовал, скажем так, несколько другие ценности, когда мне впервые предложили план, я, естественно, согласился: "О, рэпперская тема! Как же это я – рэппер и не буду курить траву?". Согласись, что культ травы в рэпе присутствует и активно насаждается?

- Да, но давай все-таки ближе к Проекту Увечье. Ты там ни к чему не призываешь, но, послушав эти треки, можно…

- Что? Что можно сделать, послушав трек "Беловодье"? Мне пишут, что люди после него, например, начали изучать историю России… Не самый плохой вариант.

- Нет. Давай все же про первый альбом. Там у тебя вообще отличная позиция: мол, за все свои слова отвечаю, а что там в гостевых куплетах – не ко мне вопрос. Хотя, если мы уже говорим об ответственности, то за фиты на своем (!) альбоме ты тоже должен отвечать.

- Ну… (неохотно) по сути, наверное, да. Хотя я, честно, просил всех писать менее радикальные куплеты, потому что не хотел делать нишевый альбом для совсем уж андеграундных "зигометов". Если я не бью никого на улице, как я могу про это читать? Это тогда уже фэнтези какое-то получится.

- Итак, вот тебе ситуация. Один малолетка послушал, условно, ТГК и завтра не отказался от плана. Другой малолетка послушал "Тяжкие телесные" и завтра, грубо говоря, не отказался от идеи бить чурок. Какая разница?

- Да нет же у меня песен типа «чурки-чурки-чурки»… Конечно, разные люди сделают, послушав, разные выводы. Я порой удивляюсь, насколько превратно понимают смысл той или иной песни. Но опять же - почему ты только негативные идеи мне приписываешь?  Люди вот иногда пишут мне, что благодаря песням Проекта бросили пить, курить. Может, кто-то больше любить родину стал, кто-то преисполнился патриотическим настроем, кто-то понял, что тоже не хочет, чтобы мы разделили сценарий Франции…

- …и сделал из этого какие-то свои выводы.

- А это уже не ко мне.

- Точно так же слушатель ТГК делает какие-то свои выводы.

- Смотри, я просто доношу свою позицию, высказываю свои взгляды.

- Условные ТГК делают ровно то же самое.

- Им могут не нравиться мои взгляды, мне могут не нравиться их взгляды, это нормально.

- Но ты считаешь, что они пропагандируют наркотики, а ты ничего не пропагандируешь…

- А что я пропагандирую? Национализм? Не вижу ничего плохого в здоровом национализме.

- Ты же неслучайно сказал слово "здоровый"…

- Конечно. Хотя это очень расплывчатая формулировка.

- "Я вот, например, считаю крайне толерантным ботинком врезать в нос тому, кто тут шумит и ведет себя, как скотина"…

- Это можно применить к кому угодно, в том числе и к русским.

- Но это по сути пропаганда...

- Если человек ведет себя как скотина, я считаю, можно… Если власть, которая должна это пресекать, бездействует, то что нам остается? Ситуация в Сагре тому пример. Я считаю, абсолютно правильно мужики поступили.

- Слушай, но это призыв к насилию ничуть не в меньшей степени, чем у ТГК или CENTR – призывы к употреблению наркотиков.

- Вот уж не ожидал, что ты именно к этой строчке начнешь придираться.

- Можно и другие цитаты выдернуть.

- Так, а что делать-то? Человек ведет себя как скотина, а мы должны терпеть что ли? Что было бы с той же Сагрой, если бы там решили не браться за оружие, а терпеть?

- А вот теперь смотри. Мы с тобой оба не очень любим людей. Вот сейчас выйдем на улицу, прогуляемся по Москве и быстро придем к выводу, что подавляющее большинство окружающих людей ведет себя по-скотски. Всех будем бить?

- Нет.

- Уф, успокоил.


Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.