18.06.2019 | Некоммерческий хип-хоп





Эрнесто Заткнитесь (рэп биография)

Эрнесто Заткнитесь - биография рэп исполнителя

Эрнесто Заткнитесь — харизматичный финалист лиги Versus Fresh Blood, по роду занятий - тамада, хотя также Эрнесто Заткнитесь зачастую сам себя характеризует как "поэт и музыкант". Герой нашего повествования родом из Воронежа. Зрителям "Версуса" запомнился необычной манерой подачи, где грубый юмор сочетался со сложными словесными играми, а отсылки к русскому рэпу соседствовали с упоминаниями классиков мировой литературы. Был тем не менее бит такими тяжеловесами рифмованных дуэлей, как Слава КПСС и Alphavite.

Параллельно с баттл-карьерой Эрнесто Заткнитесь активно занимается музыкальным творчеством, как сольным, так и в составе группы РКГ (Русская компьютерная графика). О последней мы писали в прошлом году, когда вышел альбом "Громкая отечественная музыка". В интервью Эрнесто Заткнитесь рассказал о любви к поэзии и хип-хопу, проблемах российского баттл-рэпа и о том, что общего между постановкой "Евгения Онегина" и баттлом "Версус".

Эрнесто Заткнитесь о финале Fresh Blood высказывал следующие соображения:
Довольно многослойное событие было. Я приехал в Питер с утречка, поспал у друга, поехал туда. настрой был боевой, но не сказать, что какой-то особенный. Вот Alphavite пришел с опозданием, и казалось, что никакого особенного настроя у него тоже нет. Но как только мы начали баттлить, я увидел, что он настолько заряженнее меня — и это было обескураживающе. Я баттлился с ним в декабре, он довольно непростой соперник с психологической точки зрения, но мне было несложно. А в финале он меня подкосил очень мощно.

Еще подкосила гробовая тишина во втором и третьем раундах — это было для меня в новинку. Не сказать, что текст на этот баттл сильно хуже. Я пару раз запинался, но довел уже все до автоматизма. А тут гробовая тишина. И эмоционально я был сломлен. Если бы я проиграл, но при этом знал бы, что по эмоциям это было на уровне баттла с Mytee Dee, я был бы спокоен. А так, не очень приятно.

Было такое — ты видишь человека и с самого начала понимаешь, что с ним будет сложно?
Наверное, вся сложность всегда начиналась уже внутри баттла. Аппетит приходит во время еды, а здесь понимание того, кто твой соперник, приходит во время боя. Меня в свое время удивил Тот Самый Коля, конечно. Я был не готов к такому. Было тяжело от того, что я не знал, как реагировать. Я тогда не понимал еще, не смотрел, что на Западе они делают, как себя ведут. Это же целая эстетика: есть свои правила, свои советы, свои общие моменты. Я был обескуражен: он продолжает читать про нос — и это смешно. Что бы я не сделал, это всё равно останется в тени. У него был концепт, который тащил.

Как ты готовился к баттлу? И менялась ли подготовка по мере развития действия?
Принципиальных изменений не было — к сожалению, наверное. Потому что Alphavite вот этим развитием и вывез. У него было позднее раскрытие, а я все фишки раскрыл еще на начальных этапах. У меня все происходило по одной и той же модели: я узнаю, кто мой соперник, и начинаю писать. Пишу-пишу-пишу, я же всегда был зациклен на мире слов. Опирался на лингвистическую работу: имя, название города, группы — жонглирование этим. Стандартный юмор, который поначалу очень заходил, наплевательское отношение к девушке соперника. Подготовка заканчивалась тем, что я собирал друзей, зачитывал им это все — а они мне проставляли в онлайн-документе оценочки. Наверное, стоило больше времени проводить онлайн, что-то рыть...

Ориентировался на западные или наши баттлы?
Наши поначалу вдохновляли. Потом я на них забил, и меня очень заинтересовала эстетика западных баттлов. Я очень сильно на нее ориентировался, и это меня в каком-то смысле сгубило. Западные баттл-рэперы могут не менять свой стиль кардинально — и это одинаково хорошо хавается людьми. Я решил, что так прокатит и у меня, но нет, людям надоело. Хотя вообще, это был полезный опыт: я прокачивал английский, пытаюсь понять, что они там говорят, без субтитров. Это мне в принципе помогло для саморазвития.

А вот смотри: ты стоишь перед человеком, которого первый раз видишь — и тебе надо его оскорблять. Как ты сам для себя объясняешь, зачем это тебе?

Понимаешь, в чем парадокс и в чем, может быть, минус проекта Fresh Blood. Мы все перезнакомились очень быстро. Я всех — ну кроме Редо — знал уже на баттле с Мирным. Мы сдружились, и появилась обратная проблема: ты уже знаешь человека. И я лично увидел во многих ребятах — родственные души это громко сказано — но просто чуваков, которые мне очень близки. И вот тебе человек импонирует, нравится, но надо тут не сломаться, не зажать. Было проще: я пообщался с человеком и знаю, что он меня не стегнет. Я это воспринимал как театр: приходишь, “включаешься” и делаешь. Актер, играющий Онегина, убивает на сцене Ленского, а потом идет с ним пиво пить. Вот и тут примерно то же самое.

Мы с Alphavite очень хорошо заобщались — я у него ночевал в Москве, когда ездил в тур. Тут была проблема, как придумать себе злость. Он сумел, он придумал, а мне не хватило мотивации. Такая история.

Что ты слушал в юности? Как начал слушать хип-хоп?
Хип-хоп идёт подводным течением на протяжении всей жизни. Я о нём узнал в шестом классе. Ко мне подошёл одноклассник и спросил: “Ты рэппер или скин?” — “Я х:й его знает, что это такое” — “Ну вот рэперы слушают рэп, а скины их не любят”. А я был тихим домашним мальчиком, мне надо было понять, что такое рэп, потому что слышал только Децла. Одноклассник дал мне кассету Eminem. А через пару дней на остановке я услышал песню Black Attack “Heartless”.В ней было столько свэга этого темнокожего. Мощный сэмпл из “Профессионала”, крутые голоса. Меня это сильно впечатлило.
Классе в 6-7 и полюбил хип-хоп. Это год 2000, 2001. Я мог покупать только кассеты, и то — раз в полгода. MTV у меня не было, надо было антенну настраивать. А потом всякое наслаивалось. На безрыбье и Дискотека Авария была хип-хопом. Потом появился Linkin Park, Limp Bizkit те же. Хип-хоп всегда был подводным течением, который сопровождал смену вкусов в остальной музыке. Я по жизни двигался от инди-рока к индитронике.

Был момент увлечения русским хип-хопом в 2007-2008 году, следил за Loc-Dog и Noize MC на баттлах hip-hop.ru. Тогда СД был хорош. Это было его золотое время, когда он как надо лежал на бите.

Сейчас хип-хоп достаточно активен у меня. Но я не по модному рэпу. Стараюсь не выпадать, потому что это важно. Я люблю белый не очень популярный. Группу Atmosphere очень люблю, лейбл Rhymesayers. Roots Manuva, Redman. Tech N9ne нравится, он обособленно держится в хип-хопе игре. Я люблю таких отщепенцев. Люблю Bike for Three! С кем не общаюсь по хип-хопу, никто не знает, о ком я говорю. Фрэшбладовцы те же. Мне понравился новый Кендрик. Первый альбом не понравился, а вот это очень смелый альбом. Дрейка вообще не понимаю. Не понимаю, за что его любят. “Started from the Bottom” круто, остальное — не понимаю, что происходит там. Хип-хоп всегда был и будет, но он всегда шёл по своей линии, я стараюсь выискивать каких-то отдельных персонажей.

А увлечение поэзией как началось?

Поначалу всё было просто: поэзия изначальной была моей дверью в самосознание и первым серьёзным увлечением. Которое спокойно шло-шло-шло, а потом заново вспыхнуло лет в 13 и уже не затухало. Поэзия впервые появилась ещё лет в пять, я сочинял какие-то дурацкие штуки на ходу: “Николай, Николай, выходи ты за трамвай, у него день рождения, испаряется варенье”, — моё первое стихотворение в пятилетнем возрасте, абстрактное какое-то. У меня с детства мозг работал на какое-то жонглирование словами. Мне это нравилось, хотел как-то потрогать, попридумывать, выставить рядом. Всегда это цепляло на каком-то рефлекторном уровне.

Поэзия была в детстве, но это несерьёзно, потому что в детстве ты ничем не занимаешься серьёзно. А когда начался возраст такого самоопределения, уже лет 13. Когда ты начинаешь понимать: “Я пацан, вот это женщина. Я влюбился — женщина отвергла”, “Кто я в этом мире?”, вот такие вопросы. Меня это накрыло в 8 классе, 13-14 лет. Тогда я постоянно писал, какая-то терапия была. Приходил из школы и садился писать, это была такая полупоэзия-полурэп. С ритмом были большие проблемы, я просто выкладывал всё, что есть.

Так она появилась, она была и косвенно сосуществовала с хип-хопом. Ближе к 20 годам я понял, что надо попробовать совместить творчество с какими-то битами. Тем более, взять того же Дельфина, который в сущности и занимается стихами под бит. Я сделал с одним товарищем-музыкантом первый трек, получил несколько положительных отзывов. И оно всё пошло-пошло, а постепенно к этому подмешивалось всё больше хип-хопа. И самому становилось интереснее двигаться в сторону хип-хопа. Потому что это сложнее и это интереснее звучит. Когда ты просто записал стих — это выглядит нормально, но не так слушабельно, как более музыкальные вещи. Петь я не умею, поэтому не могу как Том Йорк напевать свои стихи. Если бы я умел, то может быть вытомйоркивал бы всё. Но петь я не умею, остаётся читка. Сперва это было криво-косо, сейчас уже более адекватно смотрится. Надеюсь.

Видишь себя дальше в баттлах?
Без гонорара сейчас баттлиться неохота. Да и не сказал бы, что есть желания поскорее выйти с кем-то на баттл. Потому что очень измотало это всё, за полгода пять баттлов — это жёстко для человека, который только начал этим заниматься. Хочется побаттлиться, вижу себя в этом, но было бы хорошо в начале следующего года, не раньше.

Надо думать про новую концепцию, потому что моя концепция провалилась.

Куда будет двигаться баттл-рэп в России?

Хочется верить, что по примеру западных баттлов у нас появится какой-то клуб, где в центре зала будут висеть два больших шнуровых микрофона, которые будут усиливать наш голос, и мы будем возвещать толпе в 200-300 человек, что мы друг о друге думаем. А эти люди ещё и будут платить. И всем будет хорошо. И “Версус” будет иметь какие-то деньги. Потому что пока это закрытое мероприятие, это прикольно, но почему бы это не монетизировать всё.

Я вижу, что происходит на Западе, и это очень круто. Внимание увеличивается, гонорары растут, вся движуха очень популярна. И там круто этим заниматься. Это как минимум нестыдно. И я надеюсь, у нас всё тоже будет развиваться.

Проблема в России — это маленькая аудитория, п%здюки. Очень молодая аудитория, то есть. Они молодые и они ничего не понимают вообще. Им просто прикольно, что пацаны оскорбляют друг друга всячески. Им нет дела до изысканности, заходит всё самое грубое и пошлое. На западе аудитория постарше, и они приходят послушать больше крутую словесную игру, которая часто не заходит у нас. Мне приходилось засовывать грязь в свои баттлы, потому что делай я одну словесную игру, ничего бы не заходило. В финале вот вообще ничего не помогло. Аудитория очень молодая. Хочется, чтобы она росла. Если она вырастет, это станет интересно более широкому кругу людей, а не только школьникам.

Чтобы это произошло, участники баттла должны быть информированы и подкованы в том, как это делается. Вот взять баттл “Слово”, где средний уровень пониже, чем на том же Фрэшбладе. Но мне очень нравится, что они двинулись от тематики банального “я-твою-тёлку-*бал” к каким-то историям и словесной игре. В этом плане они молодцы, и хочется верить, что уровень замысловатости вырастет. Если будет так — всё будет хорошо. А если нет, финал будет печален. На х*ях и сиськах далеко не уедешь.

Меня очень впечатлил полуфинал Alphavite и Redo, не в пример нашему с Lodoss. Его нестыдно показать не только школьникам, но и какому-то заинтересованному лингвисту.

В одной из ранних песен у тебя были строчки про работу учителем русского языка и литературы. Долго проработал в школе?

Это была не работа, а обязательная педагогическая практика для студента филфака. Длилось это недолго, месяца две весной, а осенью я ещё раз вернулся в тот класс. Это было интересно, это был определённый вызов. Прошло всё достаточно неплохо. Получилось правильно себя поставить: не было фамильярности, был живой интерес. Была хорошая гимназия, гуманитарный класс, так что особых сложностей не было. Возвращаться пока не планирую: это требует погружения.

А чем ты сейчас занимаешься, помимо музыки?

Подрабатываю журналистом в местном издании. Пишу про криминал, мне очень нравится. Те же баттлы: приходишь — а там кто-нибудь кого-нибудь зарубил. Ты всё это рерайтишь.

Иногда веду какие-то мероприятия, но всё реже в последнее время. Не всегда получаю от этого удовольствие. А вот когда пишу про криминал — мне нравится. Такая спокойная, почти медитативная деятельность. Ты вот сел, на автомате меняешь падежи, порядок слов, о чём-то своём думаешь, всё это до автоматизма доведено.

Иногда получается поучаствовать в проекте читки. У нас есть воронежский камерный театр, очень открытый и экспериментальный. Режиссёры этого театра устраивали читки: когда пьеса не играется, а читается. Садятся люди на стулья и читают по ролям. Там был микс профессиональных актёров и любителей. Было очень интересно.

Ты начал гастролировать. Это заслуга “Версуса”?

Я бы не сказал, что аудитория — это исключительно заслуга “Версуса”. Я бы и так поехал, просто людей было бы меньше.

Кем ты себя видишь в ближайший год?

Я себя вижу человеком, который будет гастролировать, пытаться делать что-то своё в пространстве русского хип-хопа. Потому что после “Версуса” я, видимо, окончательно в него свалился. Несмотря на то, что я сильно отличаюсь, думаю, определённая ассимиляция получится.

Не было желания выбраться из ямы русского хип-хопа?

Нет. Русский хип-хоп — это метафизическая яма, в ней нет дна и верхушки. Это не яма даже, а пространство. Другое дело, кто ты в нём: хищник или планктон?

Буду оставаться в этой стилистике и двигаться вперёд. Создавать новые вещи, писать стихи, делать хип-хоп, делать РКГ, побаттлиться в следующем году. Пока получается совсем чуть-чуть, но зарабатывать получается. Если кто-то что-то будет предлагать — посмотрим. Я лейблы имею в виду. Как бы люди не говорили, что это коммерция, артисты не нравятся — интерес со стороны всегда приятен. Для меня это не самоцель — позовут так позовут, нет так нет. Есть люди вокруг, которые помогают, этого достаточно.

Эрнесто Заткнитесь: делать язык орудием
Дмитрий Ромащенко, более известный, как Эрнесто Заткнитесь – человек необычайно разносторонний и безусловно талантливый. Он умудряется сочетать в себе поэта, лихо закручивающего словесные кружева, хип-хоп исполнителя, отличающегося нестандартным звучанием, и баттл-рэпера, разносящего оппонентов без жалости, принципов и морали. Помимо этого Эрнесто ведет видеоблог и активно концертирует в разных городах, в число которых попал и Краснодар.

Наибольшую популярность Эрнесто Заткнитесь приобрел на полях сражений «Versus: Fresh Blood» – акапелльного рэп-баттла, аналога краснодарского Slovo. Артист зарекомендовал себя нетипичным для баттла подходом: мощную читку заменила уверенная поэтическая декламация. Эрнесто уверенно добрался до финала и лишь там потерпел обидное поражение.

В музыкальном творчестве Дмитрий не менее продуктивен: на его счету несколько альбомов – как сольных, так и в составе его коллектива «Русская компьютерная графика». Последний вышел этой осенью, готовится еще один.

В южную столицу Дима прибыл вместе с напарником Александром «Logonaut» Логиновым. До концерта оставалось два весьма насыщенных дня, однако Эрнесто уделил нам время и до, и после выступления. В результате получилась живая и несколько сумбурная беседа.

Бочка: Краснодар – третий город, который вы с Логонавтом посетили в рамках осеннего тура. Как впечатления первых концертов?
Дмитрий Ромащенко: В целом очень здорово. Понравился Минск, здорово приняли, пришло довольно много людей. Обычно я выступаю с Александром, участником «Русской Компьютерной Графики», он же Logonaut, он же битмейкер, набирающий популярность, надеюсь… Но в Киеве пришлось выступать в одиночку. Я сам впервые в жизни подключал звуковую карту, настраивал аппаратуру, хоть обычно с техникой у меня не очень. Но все получилось.

Почему Саша не поехал?
У него не было загранпаспорта, а в Украину – или на Украину? – с недавних пор иначе с нашей стороны не попадешь.

Как впечатления от Краснодара?
Я очень рад вернуться сюда. Впервые побывал здесь в 2009 году в составе команды КВН «Мама кошки». Мы играли в центральной краснодарской лиге. Затем приезжал сюда в 2010-м по каким-то делам. Потрясающий город. Входит в тройку моих любимых наряду с родным Воронежем и Питером. Что касается публики – пришло человек 50–70. В Минске было покруче, но в целом я доволен. Было круто, когда в конце публика скандировала наши имена.

Почему решил покинуть КВН?
Я никогда не был особо пишущим игроком, поэтому и важных ролей не получал. Меня даже соперники не узнавали. Бывает, перед игрой подойдешь к компании и такой: «Эхехееей, как дела, как жизнь? Удачи!» А на тебя посмотрят, как на ненормального, и поинтересуются, кто ты такой и что делаешь за кулисами. Короче, в «Маме кошки» я влачил жалкое существование в тени Чесноковой и Паниной.

И сразу поменял деятельность?
Почти. Стихи-то я писал еще в школе, а тогда, в 2009 году в Краснодаре, сочинил песню о нашей команде, нашей игре. Записал ее, потом подумал: почему бы не попробовать записать свои стихи? Так и понеслось. Записывал, выкладывал в сеть. Многие говорили, что это круто.

Залогом качественного звучания стихов можно считать атмосферное аудиосопровождение. Ты сам пишешь музыку к своим произведениям?
Пробовал. Не очень. Подбираю мелодии внезапно. Бывает, сижу, слушаю что-то новое, и хочется вдруг под это высказаться. А вообще, стараюсь уйти от чужой музыки. С написанием собственной помогают друзья-музыканты, в основном – Саша Логонавт.

Кстати, о нем. Александр сопровождает тебя в туре, отвечает за музыку, является напарником по РКГ. Чем отличается ваше звучание как «Русской компьютерной графики» и дуэта «Эрнесто – Логонавт»?
Понимаешь, РКГ – это звучание стиральной машины на кухне съемной квартиры. Это Ice Cube, поступивший на вечерку факультета социологии. Это попытка переосмыслить границы жанров и перенанести их на контурную карту отечественной музыки. А Эрни и Лого – это все вышеперечисленное вкупе с остальным.

Легко ли писать так, чтобы это звучало не затерто, по-новому, и при этом отражало тебя как творческую личность?
Тут все несколько иначе… Я очень люблю слова, люблю язык, манипуляции с ним, для меня это, наверное, самое интересное в жизни: копаться в языке, нащупывать его, приручать, делать его орудием. В первую очередь, этот интерес и побуждает к творчеству. Самовыражение – это уже второй, третий план.

Откуда такая любовь к языку?
Так получилось, что я окончил магистратуру филфака.

Пойти по стезе полученного образования было неинтересно?
Почему же… Любовь к языку нашла отражение в моей работе в воронежском издании. Писал там в разделе «криминал». Даже сейчас, переехав в Санкт-Петербург, продолжаю работать там удаленно. Журналистике отдаю 4 часа в день – это мой фикс, мне это нравится, потому что это работа с языком.

Это основной источник дохода?
Скорее, стабильный. Сейчас основной доход идет с концертов.

Не жалел, что поступил именно на филфак?
Ничуть, но в последнее время задумываюсь о том, что мне было бы очень интересно на биологическом. Эволюция, происхождение жизни, видов… Меня это очень занимает сейчас и даже находит отражение в творчестве.

Вернемся к рэпу и баттлам. Знаешь кого-нибудь из краснодарских исполнителей?
За два дня до концерта успел кое с кем пообщаться. Руслан 13/47 – отличный парень, у нас с ним намечается баттл в скором времени. Будем усиленно изображать агрессию на сцене. Антон Хайд – интересный человек, но мне он показался несколько закрытым. Сергей PLC оставил положительные впечатления и подсказал одну крутую закусочную на Красноармейской.

Интересно, что вообще слушает такой исполнитель, как ты?
Сейчас хип-хоп достаточно активен у меня. Но я не по модному рэпу. Стараюсь не выпадать, потому что это важно. Я люблю белый, не очень популярный: группу Atmosphere, лейбл Rhymesayers. Roots Manuva, Redman. Tech N9ne нравится, он обособленно держится в хип-хопе. Люблю таких отщепенцев. Понравился новый Кендрик. А вообще, много чего слушаю. Например, очень импонирует московская группа Oqjav.

У вас с Логонавтом, пожалуй, самая насыщенная концертная программа среди молодых исполнителей. Наверно, нелегко выдержать такой график?
К этому быстро привыкаешь, начинаешь относиться к этому, как к рабочим будням. Очень интересным, насыщенным, классным, великолепным рабочим будням.

эр 2

Как считаешь, ты уже добился какого-то успеха?
Пожалуй, да. Мама очень долго не понимала и не принимала эту деятельность, говорила, что я занимаюсь ерундой. Но в апреле в Воронеже был концерт, я позвал маму, она увидела, что пришло 200 человек. Сказала, что я молодец. Кто-то смеется, что я так горжусь этими 200 людьми. Но я считаю, что не каждый может собрать вокруг себя 200 человек (или 70, как в Краснодаре) и что-то впаривать им в течение полутора часов. Еще и денег забрать, еще и книги им потом продать.

Чем собираешься заниматься после тура?
Хочу понаснимать блогов, есть возможность влезть в один интересный проект, мне интересно сделать что-то среднее между стэндапом и блоггерством. Никуда не денется хип-хоп, поэзия. Сейчас, наверное, в приоритете будет РКГ, будем записывать новый материал, а выкладывать по одному.

Напоследок: три места, куда все время хочется возвращаться.
Петроградка в Питере, Рашпилевская в Краснодаре и поселок Шуберское (недалеко от Воронежа. – Прим. ред.).

эрнесто заткнитесь интервью
Обстоятельная беседа с Эрнесто Заткнитесь о Набокове, футболе, стихах, стендапе и, конечно же, баттлах Versus.

- Сегодня у тебя прошёл первый концерт твоего осеннего тура. Как почин?
Эрнесто: Первый концерт тура весьма отличается от того, что будет – сегодня я выступал один, обычно я выступаю с Александром, участником «ркг», он же Logonaut, он же битмейкер, набирающий популярность, надеюсь. Сегодня я был один, я сам впервые в жизни подключал звуковуху, хоть я с техникой обычно не очень в ладах – но сегодня пришлось. Я доволен, у меня все получилось, не сорвал голос, на бис хорошо исполнил «ГО/\ОС ».

Уже стандартный вопрос для тебя о Versus. Считаешь ли ты участие в этом баттле поворотным моментом в своей карьере?

Эрнесто: Я очень люблю слова, очень люблю язык, манипуляции с ним, для меня это, наверное, самое интересное в жизни, копаться в языке – нащупывать его, приручать его, делать так, чтобы он был твоим орудием, товарищем, а не просто каким-то справочником, откуда ты берешь слова для выражения эмоций. И Versus – это один из необычных способов обращения с языком, способ посмотреть на язык, на стихосложение иначе, потому что в конечном итоге это тоже стихосложение, просто с другими размерами, иногда вообще без размера, есть просто рифмы, есть особенные размеры – для меня это очень интересный опыт работы с языком. Это первое.

Второе – это интересный вызов себе, потому что Versus-баттл это поединок, где ты предстаешь не только как человек, который копается в языке. Тебе нужна еще и психологическая устойчивость, ты —боец импровиза, потому что ты должен уметь реагировать на колкости, зафристайлить, сделать ре-баттл, как говорят на западной сцене. Это многосторонний эксперимент, и, естественно, совсем не отрицаю, Versus много смотрят, это хороший способ показать себя аудитории. Да, большая часть этой аудитории мелковата и туповата, но там тоже находятся интересные люди, которые остаются со мной и слушают моё творчество.

Раз ты упомянул о западной сцене – какая из лиг тебе нравится, на кого ты посоветовал бы обратить внимание?

Эрнесто: Я ничего нового тут не скажу – я очень люблю KOTD, потому что все-таки URL, при всей его ортодоксальности, это очень специфическая лига, там очень много темнокожих баттлеров, которые мало внимания уделяют языковым и лингвистическим играм, больше стараются копаться в персональных моментах, брать флоу, агрессией – это не очень интересно, тем более что их акцент не вполне удобоварим. Поэтому я люблю KOTD, там всегда в цене именно слово, метафоры, схемы, словесная эквилибристика.

Мои фавориты – это Charlie Clips, Arsonal, Chilla Jones, Conceited, Dizaster, Illmaculate. 100 bullets – вот еще забытый персонаж, темнокожий, которого обвиняют в том, что он слишком белый.

На западе многие баттл-рэперы играют на одних и тех же фишках из года в год, у нас же этим многие объясняют твой проигрыш в финале Fresh Blood, однообразно, мол, получилось.

Эрнесто: Да, в этом тоже дело, но мне кажется, что во многом я проиграл потому, что психологически сломался. Это было неожиданно — Alphavite был хорош, он больше меня хотел выиграть, мы на тот момент уже достаточно хорошо общались, и я не сумел в себе воспитать перед баттлом весомую агрессию к нему, а он сумел. Он действительно преобразился, начал на меня давить, и я немного растерялся. Толпе в тот день больше понравился он.

Я не отрицаю, что я сделал то же самое. Тут проблема не в том, что я сделал то же самое, проблема в том, что Alphavite сделал не то же самое.

Как у тебя проходит подготовка к баттлу? Сколько уходит времени на написание текста?

Эрнесто: Рассуждать на эту тему, пока я был во Fresh Blood, не имеет смысла, потому что сколько давали – столько и давали, иногда месяц, иногда чуть меньше. Сейчас я готовлюсь к баттлу с 13/47, времени будет побольше, баттл будет, наверное, в конце декабря. Бывало, я уже в поезде дописывал строчки какие-то, переписывал свои диктофонные записи. Пишу-пишу-пишу, потом окидываю взглядом текст, смотрю, чего не хватает: мало шуток – дописываю шуток, мало флоу – дописываю фишечки с флоу, мало персонального – роюсь еще в биографии. Ну и, конечно, стараюсь давать заценивать всё своим хоумисам.

Расскажи о своём переезде из Воронежа в Питер. Довелось сменить работу?

Эрнесто: Мне нужны были люди, в Воронеже много интересных людей, но большое количество таких людей сосредоточено в столицах. Москва мне не нравится по темпу, по архитектуре, по количеству людей нерусских, скажем так. В Питере этого меньше, все нерусские в Питере гораздо более воспитаны. Так-то я нормально отношусь к представителям любых наций, но в Москве можно натолкнуться на невоспитанных приезжих, в Питере этого меньше, там, например, все водители автобусов представители Ближнего Востока, и все они хорошие, отзывчивые ребята.

Переехать в другой город – это вызов, ответственность, адреналин. Мне это нужно, я не люблю засиживаться на одном месте. Питер – большой город. А часто именно твой город является основным источником твоей популярности, потому что твои друзья приводят своих друзей. Все это растет, как снежный ком. Раньше на меня больше всего ходили в Воронеже, теперь, надеюсь, это будет Питер. Да и вообще, в Воронеже я жил в убогой хрущёвке, теперь у меня немного появились деньги, и мы снимаем хорошую четырехкомнатную квартиру – далеко от метро, но зато приятный район, с парком и озером, там круто, теперь меня меньше терзают сомнения по поводу пути, что я избрал в жизни.

Я в Воронеже работал на полставки в газете «Галерея Чижова», сейчас просто работаю удалённо. 4 часа в день отдаю журналистике, это мой фикс, мне это нравится, потому что это работа с языком.

Это основной источник твоего дохода?

Эрнесто: Не основной, но стабильный, слава Богу, сейчас уже концерты бывают нередко, и всё-таки основной доход идёт с них.

По поводу избранного пути – ты сегодня со сцены рассказывал, как включал маме Ю.Г. Как она реагировала на то, что ты решил делать рэп?

Эрнесто: Мама очень долго не понимала и не принимала, и сетовала на то, что я занимаюсь ерундой. Но 24 апреля в Воронеже был концерт, я позвал маму, она увидела, что пришли люди, что было 200 человек.

Кто-то смеётся, что я так горжусь своими 200 людьми. Но для меня это хороший результат. С чего-то нужно начинать, не каждый может собрать 200 человек вокруг себя и что-то впаривать им в течение полутора часа. Ещё и денег забрать, ещё и книги им потом продать.

Книги, блять! Мама увидела, что люди ходят, слушают, что это не просто так, сказала, что я — молодец. Правда, все равно продолжает намекать – мол, ты переехал в Питер, может, все-таки найдешь солидную работу? Но это уже больше для проформы. А батя изначально, надо сказать, отнесся с приятием, после концерта сказал, что меня вживую лучше слушать.

А с чего начался этот самый путь?

Эрнесто: Я достаточно долго жил, не очень представляя себе, что такое будущее, не строя планы, и в какой-то момент, играя в КВН в 2009-м году, я сочинил песню про нашу команду. Про нашу игру в Краснодаре, это была переделка трека Лок Дога «Любит небо» – я переделал её и решил записать. Записал, а потом я думаю – почему бы не попробовать записать свои стихи? И так я и записал несколько вещей, например, «Знать, не спрятаться мне» на бит Atmosphere, и выкинул её в сеть. Многие сказали, что это круто.

В 2011-м была попытка пойти на InDaBattle. Я не прошёл, потом я сдал трек на баттл «Свободный стиль-3», там прошёл довольно далеко. Так всё и началось.

Ты сразу понимаешь в процессе написания, что получится – песня или стих?

Эрнесто: Чаще всего сама тема, которую я избрал, диктует форму. Если это что-то более конкретное, более тяготеющее к стэндап-тематике, каким-то конкретным повседневным вещам, то это будет хип-хоп. Если это что-то более чувственное, рассуждающее на какие-то вечные темы, то это, скорее всего, стих. Но есть, конечно, и исключения.

У тебя не бывает опасений, что ты лучшие свои панчи выдашь в баттлах, а не «закрепляешь» их в стихах, песнях?

Эрнесто: Нет, конечно, я этого не боюсь. На баттлах я почти никогда не рассуждаю на вечные темы. Баттл – это всегда целенаправленные узкоспециализированные тексты, там не бывает почти никакой философии.

Я помню, Louis C. K., зарубежный стэндап-комик, рассказывал, что он катался с одним и тем же материалом по всем городам, все время хранил свои любимые шуточки, приезжал, читал – и ничего не заходило. И вот как-то по счастливой случайности он встретил Джорджа Карлина, легендарного комика, и спросил: «Джордж, что делать, в чём секрет?».

Джордж ответил: «Каждый год, 31 декабря, я кладу в стол весь старый материал, и я знаю, что в следующем году я буду ездить только с новым. Знаю, что к 1 февраля, к первому концерту, мне нужен новый материал, я ничего не буду использовать из старого». Поэтому круто, когда в баттл можно вложить что-то интересное, по рифмам, еще каким-то вещам, не тянуть это в трек, а бросить себе вызов и потом придумать для песни что-то ещё круче. Alphavite, например, – у него треки и баттлы очень часто совпадают, я решил, что у меня таких пересечений не будет.

Кстати, об Alphavite – ты говорил, что ближе к финалу вы уже дружили, а с кем-то из Fresh Blood ты еще поддерживаешь связь?

Эрнесто: Да, поддерживаю связь с Niggarex. Он очень интересный парень с довольно радикальными суждениями по многим вопросам, нам всегда есть о чем поговорить и поспорить. Alphavite – очень интересный человек, ищущий что-то новое. Он гораздо глубже, чем многие о нём думают. Он растёт, совершенствуется, уходит от собрания отдельных словосочетаний и рифм к каким-то сюжетам, и мне интересно наблюдать за его развитием. Я уверен, он далеко пойдёт. Илья Мирный сейчас переехал в Питер, тоже будем с ним часто видеться. Он смел в своём хип-хопе. Мне нравится, что он делает. Думаю, он тоже сможет далеко пойти, его интересно слушать.

В совместном треке с Alphavite ты упоминаешь о Набокове – какой из набоковских периодов тебе более близок, почему?

Эрнесто: Я не очень люблю американского Набокова, я люблю русскоязычного, в нём больше простоты, чистоты, открытости, наивности, которую он сам потом почему-то не воспринимал, и писал, потом, по-моему, Уитмэну, что «перечитываю «Подвиг» – ощущение, будто копаюсь в собственно блевотне».

Не знаю, для меня «Подвиг» – прекрасное произведение, тонкое, умное, неразгаданное многими, не имеющее четкого ответа. «Подвиг» и «Защита Лужина» – два моих любимых романа.

Раз мы говорим о пути, о Набокове – он заканчивал свой путь в Швейцарии, живя в отеле. Каким бы ты хотел видеть конец своего пути – как творческого, так и жизненного?

Эрнесто: Мне не так важно, как это будет, мне важнее подольше пожить, чтобы побольше увидеть, потому что время очень интересное. Я тут, наверное, схож с Буниным, который перед смертью писал в дневнике, что обидно, что ты сейчас уйдёшь – а столько всего еще будет!

Он же умер в 1953-м году, уже телевидение появлялось, насколько я понимаю, прогресс был сумасшедший, а Бунин родился в 1870: соха, плуг, только-только крестьяне начинали тусовку. Поэтому мне важнее всего подольше пожить, чтобы побольше увидеть, чтобы посмотреть, к чему приведет прогресс. Я надеюсь, что мы сами себя не прикончим. Очень интересно посмотреть, как мы будем бороздить космические пространства, потому что меня очень занимает тема «Одни ли мы во Вселенной?».

И к какой версии ты склоняешься?

Эрнесто: Я думаю, что мы не одни, но боюсь, что те, кто с нами во Вселенной, слишком развились, и мы просто не можем понять их, не владеем их технологиями. Не то чтоб я сильно верил в приезды инопланетян, но я не исключаю это, скажем так. Как раз в этом плане я был бы высмеян любимым мною Ричардом Докинзом, но я допускаю вероятность наличия инопланетного разума. Возможно, в какой-то непостижимой нам форме, как это было у Лема в «Фиаско».

Если бы не филфак – диплом какого факультета мог бы тебя согреть?

Эрнесто: Сейчас я понимаю, что я пошёл бы на биологию. Я бы копался в эволюции, происхождении жизни, видов. Меня это очень занимает сейчас.

Кого из классиков русской литературы схватил бы за лацканы и почему?

Эрнесто: Наверное, Губанова, правда, он не классик. Сказал бы: «Лёня, прекрати бухать, тебе ещё столько написать нужно!».

В «Интеллекте с кулаками» ты говоришь, что за шутку об Украине можешь и с локтя врезать. Мы сейчас в Киеве, в паре сотен метров от места, где произошла революция – расскажи, как ты относишься к тому, что произошло?

Эрнесто: Да я ничего нового не скажу. Изначально, когда я об этом узнал, я подумал – какие молодцы, протестное движение, может чего-то добиться, показать, что «мы есть». А потом, когда стало понятно, что это всё делается на деньги, делается западом, стало не так весело. Отвечу классической фразой: «Революции делают романтики, а плодами её пользуются проходимцы».

Выбери Ладу: серая — уютный маленький зал с небольшим заработком, или баклажан – огромные площадки, бешеные деньги, популярность среди ширнармасс?

Эрнесто: Я думаю, что баклажан – потому что оттуда всегда можно перепрыгнуть в серую, а вот наоборот – не получится.

Как думаешь, почему Тимати не перепрыгивает?

Эрнесто: Не знаю, может, он больше любит деньги, чем я или тот же L'One, который, например, берет и выпускает «Автолюбитель»: коммерчески невыстреливающий альбом, а просто прикольный альбом, с простым, понятным хип-хопом, стильным, качовым — не «локти». Тимати, при том, что не лишён некого таланта – он очень меркантилен, что ли. Хотя нет, меркантилен – наверное, грубое слово, не могу сказать, что у меня к нему какой-то негатив есть. Тимати более материалистичен, чем тот же L'One или я, например. Он хочет выжать из жизни максимум, собрать максимум денег, а естественно, ты больше денег в России соберешь, если будешь петь про баклажан, а не про божественный флоу, как тот же ATL.

Футбол явно играет не последнюю роль в твоей жизни – ты упоминаешь о руке Марадоны, пасах Иньесты вразрез, а твои книги в ВК продаёт Роберто Карлос – за кого болеешь, кому симпатизируешь?

Эрнесто: Я в последнее время стал меньше увлекаться футболом. Больше ценить время, я и до этого ни за кого особо не болел, потому что не могу всерьёз сопереживать нерусской команде, и вообще в современном футболе не могу сопереживать какой-либо команде, потому что такая текучка кадров – тренеры, футболисты. Не успел оглянуться, а уже полсостава поменялось, и за что тебе болеть – за цвета?

Можно понять людей, которые болели за МЮ, когда там был Алекс Фергюсон; я болею за отдельных личностей. Я люблю Франческо Тотти, поэтому отчасти симпатизирую «Роме». Мне нравится Криштиано Роналдо. Я считаю, что это блестящий футболист. Мне нравится его отношение к себе, его перфекционизм во всем.

В Эль-Класико ты за «Реал»?

Эрнесто: Сейчас, что удивительно, наверное, больше за «Реал». Долгое время я был за «Барсу», но потом я разочаровался в Месси. Я долго был его поклонником, потом он стал слишком прагматичным, а Роналдо вернул себе лоск. Вот так вот я немного по-глорски поступил. На самом деле в Эль-Класико я за того, на кого ставлю деньги.

Сам не играешь?

Эрнесто: Играю, но редко. Я вратарь, я люблю стоять на воротах, в детстве хорошо стоял, но мама запретила мне ходить на футбол. Может быть, не зря, может быть, предвидела, что есть занятия поинтереснее, в которые можно вложить жизнь, а футбол так и останется хобби.

Обратил внимание, что у нас в ВК общий друг – Свидригайлов из «Сатана печёт блины». Скажи, кого бы ты посоветовал почитать из современных поэтов?

Эрнесто: Сергей Гандлевский – обязательно советую! Дмитрий Воденников, замечательный поэт, несмотря на то, что иногда он пишет о любви к мужчинам, все равно его интересно читать, в том числе и эти строки. К тому же, он не всегда пишет про мужчин, так что не волнуйтесь.

Есть такой поэт – Артём Новиченков, мой хороший друг, он работает учителем в московской школе, правда, он сейчас больше пишет прозу, но у него есть и хорошие стихи. Я хорошо отношусь к Вере Полозковой, у неё есть интересные тексты, про яблоко, например, – очень мощно! Я хорошо отношусь к творчеству того же Свимдригайлова. Мне нравится, как он пишет.

Не спросить у тебя о любимых книгах было бы преступлением.

Эрнесто: Лем «Фиаско», Толстой «Воскресение», Пелевин «S.N.U.F.F.», Оруэлл «1984», Сервантес «Дон Кихот».

Ну, и обязательный вопрос о планах.

Эрнесто: Я хочу сейчас понаснимать блогов, есть возможность влезть в один интересный проект, мне интересно сделать что-то среднее между стэндапом и блоггерством. Ну и, само собой, никуда не денется хип-хоп, поэзия. Сейчас, наверное, в приоритете будет «ркг», будем записывать новый материал, а выкладывать будем потреково.


комментария 3 to “Эрнесто Заткнитесь (рэп биография)”

  1. […] Рэп исполнитель Mytee Dee – участник Версуса, Mytee Dee был настолько смелым, что сражался с настолько жесткими артистами вроде того, кто известен любителям баттлов под кличкой Гнойный. Или с самим непревзойденным воронежским усачом Эрнесто Заткнитесь. […]

  2. […] вырасти в серьезного баттлового бойца уровня Эрнесто Заткнитесь или Лехи […]

  3. […] одним из самых ярких была словесная баталия с Эрнесто Заткнитесь. Lodoss известен прежде всего по релизу "Менестрель с […]

Оставить комментарий

Чтобы оставить комментарий, Вы должны войти в систему.